aspar2 (aspar2) wrote,
aspar2
aspar2

Год уходящий, год наступающий

Оригинал взят у smirnoff_v в Год уходящий, год наступающий
Тут все подводят итоги уходящего года и делают прогнозы на следующий. Сделаю и я.
Итак, год уходящий я называю годом несбывшихся надежд, или годом, который предопределил наше поражение в войне. Когда начиналась так называемая «Русская весна», она несла с собой целый букет надежд. Суть этих надежд заключалась в том, что российская власть просто по причине своего положения – быть строной такого, имеющего чуть ли не глобальное значение противостояния, вынуждена будет искать новые социальные опоры и расширять их. А в связи этим и в экономической сфере пойдет на серьезные реформы, ибо нельзя осуществлять изменения в социального структуре не трогая экономические основания социума.

Надежды заключались в том, что власть обернется лицом к обществу, заговорит с ним лицом к лицу, как всегда это случалось в русской традиции в сложные, военные времена. Очевидно, просто потому, что существующая на момент начала войны бюрократическая система властной организации, попросту не в состоянии ни к кому обратиться лицом к лицу, ибо она со всех сторон задница, представлялось, что власть будет вынуждена пойти и на реформу системы управления. Благо, что феномен «Русской весны» показал, что общество вовсе не мертво, что аномия, охватившая социум после катастрофы СССР понемногу преодолеваются, а раны в социальной ткани как то подзажили. Речь не о том, что стало «хорошо», а только о том, что люди вернули способность к совместным действиям с идеальными целями. Хотя бы немножко, хотя бы в исключительных ситуациях. Это нормальная общественная способность, но у нас ее на время убили – казалось, что навсегда.

Так вот факт того, что «пациент скорее жив, чем мертв», позволило оспорить утверждение, что другого чиновничества у нас быть не может, ибо все мы такие и где не возьми человечка, всякий гнидой окажется. Деятельность множества людей во время «Русской весны», их активность, убежденность, готовность к честности и ответственности показал, что кадровый резерв есть, и мы вовсе не все гниды.

Так вот всего этого не случилось. Власть оказалась вовсе не так независима от правящего класса как такового, как была даже царская власть согласно известным словам Ленина. Высшая власть в полной мере выражает интересы правящего класса, а правящий класс даже в целях самосохранения не может пойти ни на какие сколь-нибудь серьезные реформы, ибо очевидно, что, любые реформы, необходимые для победы в войне, которую против России ведет Запад, будут столь кардинальны, что, ликвидируют сами основания господства правящего класса. Они скорее проиграют в войне в надежде выторговать для себя хоть какие-то условия, чем пойдут на социально-экономическое самоубийство.

Разные подвижки, вроде создания провластных общественных организация типа ОНФ тихонько сдулись или сдуваются. Такие организации необходимы в процессе реформ, поставляя кадры не в виде отдельных лиц, которых тут же пожирает система, а как системные кадры, только что встроенные в другую, не чиновничью систему, что и позволят что-то как то реформировать. Но процесс реформ заключается в том, что бы неуклонно теснить старую, реформируемую систему, передавая те или иные функции подразделениям общественных организаций, при этом институализируя эти организации или как минимум формы взаимоотношений людей в них. А так же вводя новые кадры на ключевые должности, и оставляя общественным организациям, выдвинувшим эти кадры, достаточно полномочий, что бы поддерживать своих людей на их новых должностях.

Но сколь-нибудь серьезно затронуть существующий чиновничий аппарат власть не рискнула, ибо именно этот чиновничий аппарата выстроен на базе главной диспозиции постсоветской российской государственности – полного отказа ответственности власти перед народом, что является организационной оболочкой господства олигархического класса, выросшего на базе приватизации общенародной, а затем государственной собственности. Социальное и экономическое разделение общества так велико, а реформы, такие, как реформы образования здравоохранения или науки настолько очевидно антинародны и антигосударственны, что осуществлять их можно только в условиях господства идеологии полной безответственности. Как будто никакого народа России просто нет. На заметку товарищам замечу, что такого экстремального типа классового господства мы не встретим в обычных буржуазных государствах – это наша особенность.

В общем, вывод очевиден. Власть не смогла или не захотела воспользоваться ресурсом, который получила вследствие русской весны.

Власть не смогла или не захотела в сколь-нибудь существенной степени потревожить утвердившуюся социальную систему общества.

И главное! Власть не пошла на необходимые экономические изменения. Дело в том, что экономическая система России абсурдна. С такой экономикой нельзя воевать даже с заведомо более слабым противником, хотя «маленькие победоносные войны» как раз и проводятся ради стабилизации таких абсурдных экономических систем. Нам же пришлось ввязаться в борьбу с центрами мирового капитализма. Нельзя сказать, что мы не могли бы бороться, ибо мировой капитализм так же дышит на ладан, но это требует быстрой, принципиальной и решительной перестройки экономической базы страны, а такая перестройка с полной определенностью ликвидировала бы основания господства существующего господствующего класса. Впрочем, не стоит замыкаться только в рамках упрощенно классового анализа. В стране существует слишком много людей, слишком много социальных позиций, которые являются бенефициарами утилизационных процессов и сменить утилизацию на созидание потому особо сложно.
В общем, недавний шабаш мерзости в ельцинском центре в Екатеринбурге был достаточно понятным символическим жестом – «все будет как при батюшке» и ни на какие существенные социально-экономические реформы пускай никто не рассчитывает.

К чему же ведет такая политика? К краху, к поражению в войне. К экономическому поражению в первую очередь. Можно сколько угодно рассказывать, как по барабану нам санкции, но факт налицо. Граждане России в массе свое уже стали беднее вдвое. Санкции даже одного Запада мы бы еще могли выдержать, но нас атакуют, и будут атаковать со всех сторон (стороны той же Турции), а экономическая система России слишком слаба и абсурдна, что бы выдержать такое давление.

Нужно заметить, что удивительно стойким и «понимающим» оказалось население России, которое потеряв в доходах вдвое, в стоимости своего имущества так же прилично, все же готово ради победы терпеть и дальше. Именно поэтому для поддержания стабильности власти приходится бряцать оружием все громче. Все больше репортажей из Сирии, все чаще сообщать о создании видов вооружений, все больше победных литавр. Но это движение по пиратскому мостику: и так приходится балансировать, а впереди и вовсе ничего.

И все большая часть самого господствующего класса это чует, а почуяв, бежит стелить соломку. Еще недавно казалось, что прозападному либеральному лобби в прессе и телевидении пришел конец – эти люди либо удаляются, либо отжимаются в полную маргиналию. Ан нет, опять зацвели. И это означает, что они вновь получили финансовую и организационную поддержку со стороны готовящихся к поражению групп правящего класса.

Однако полагаю, что поражение может свершиться с гораздо большим треском, чем это представляется олигархам и их обслуге. Общество на самом деле после «русской весны» совсем другое – слишком много надежд и ожиданий оно возложило ситуацию и на Путина – его рейтинг это и есть ожидания. А известно, что революции, как правило, случаются не от плохой жизни, а от обманутых ожиданий. Кроме того война на Донбассе породила целую генерацию людей, для которых оружие в руках дело привычное, причем эти люди не профессиональные военные.
В общем, полагаю, что в следующем году или в 17-м, по магии чисел, в России будет складываться революционная ситуация. По какому-нибудь символическому событию, которое скажет массам то, что мы терпим поражение, а жертвы напрасны, общество перейдет в состояние активного недовольства. Причем во власти произойдет раскол между теми, кто готов сдаться, сохранив хоть что-то и теми, кто все поставил на карту. Вот к этому и нужно быть готовым.
Еще вчера я собирался написать, что знаком начала острого конфликта в верхах и знаком того, что Россия готова капитулировать, будет приглашение во власть именитых либеральных фигур – и уже сегодня слышу о каких-то закулисных переговорах между Кудриным и Медведевым.

Другое дело, что сам факт поражения власть будет всеми силами забалтывать, но заболтать что либо, подобное разгрому Новороссии будет сложно, а именно это – отказ от поддержки ДНР и ЛНР есть основное требование Запада.

Впрочем, я зря написал, что к этому нужно быть готовым, ибо за десятилетия коммунистами не сделано НИЧЕГО. И подготовится за оставшееся время невозможно. Так что коммунисты – сосут.
А революционная ситуация вовсе не обязательно приводит к революции и куда больше шансов за то, что общества свалится в очередной виток деградации и утилизации по украинскому пути.
Итак, еще раз повторю три фактора, обуславливающих возможную революционную ситуацию.
1. Недовольство масс, вызванное существенным падением уровня жизни при разочаровании в напряженных ожиданиях и надеждах.
2. Конфликт в верхах, вызванный внешнеполитическим поражением и соответственным скукоживаем кормовой базы.
3. Наличие людей с военным опытом, но не военных, имеющих опыт гражданской войны.

При отсутствии позитивной коммунистической программы, «овладевающей» массами, это будет ЖОПА.

С наступающим Новым Годом вас, дорогие товарищи!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments