aspar2 (aspar2) wrote,
aspar2
aspar2

Как "Мемориал" за права человека боролся (и сейчас борется)

Капитан крепко сжал губы, зажмурившись, запрокинул голову, помолчал и медленно выдохнул. Когда он открыл невидящие глаза и заговорил, голос его был спокоен. Почти спокоен:
— Здешний „Мемориал“ — это трое доблестных „защитничков прав человека“. Окопались в своей штаб-квартире, чертят диаграммки да отчётики для Мюнхена строчат
.
— Чего в этом плохого?
— Если не знать сути, то, вроде бы, и ничего. А на поверку информация, если её грамотно подобрать и подать (что они и делают, и — заметь — ни слова лжи!), работает исключительно на тот самый развал Союза, о котором ты говорил.
— Конкретнее!
Будет тебе конкретнее! Например: объезжают они больницы и фиксируют число раненых и убитых в ходе конфликта. По отчётам получается, что раненых осетин — до чёрта, а убитых — почти нет! А с другой стороны — такие же деятели, как и они — фиксируют: убитых грузин — много, раненых — ещё больше! И, получается, что осетины — звери и убийцы. А белая и пушистая Грузия — сдержанно, и стараясь избежать ненужных жертв — проводит миротворческую операцию…
— И в чём подвох?
— А никакого подвоха! Всё честно! Просто местные журналы регистрации больных — это всего лишь разлинованная общая тетрадь, а бланк „Свидетельства о смерти“ — государственная гербовая бумага! С номером и водяными знаками! Прикинь: какой осетин пойдёт выписывать такое „Свидетельство…“ на убитого грузинами родственника, когда на бланке — красуется новенький грузинский герб, а каждая его буковка — из грузинского алфавита? Мелочь, казалось бы, но снабжение местных учреждений номерными бланками до сих пор — ещё по союзным правилам — отдано Грузии! Опять же: осетины — не формалисты. В хорошем житейском смысле, они устроены куда более „варварски“, чем мы. Я бы даже сказал — по-варварски рациональнее. Это мы приучены собирать справки на каждый чих, а для них — умер, значит умер! Отнесли и закопали. Безо всяких справок. И никак это на их отношении к покойному не скажется — будут любить и помнить. И, уж поверь на слово — помнить будут куда дольше, чем это принято у нас! — капитан, было, замолк, но тут же спохватился. — Да и какой им прок в грузинском бланке? Компенсаций по случаю смерти и пенсий по потере кормильца Грузия им уже давно не платит...
— А временных „Свидетельств о смерти“, на простом листочке с печатью, как это везде при такой необходимости делается — тут не выдают?
— Выдают! Только знаешь, что мне один из деятелей „Мемориала“ по этому поводу заявил? — „Запись на бланке, не установленной действующими властями формы, в качестве документа признана быть не может!..“

Капитан вынул из коробки новую сигарету, прикурил её от старой и с ожесточением затушил докуренный до картонной гильзы окурок:
— Короче, осатанел я, схватил его за шкирку, затолкал в машину и отвёз в такой же дом, что мы сегодня видели. Он, говнюк, ещё и смотреть отказывался... Вот я, сгоряча, его мордой в трупы и потыкал. В итоге — он такую жалобу настрочил, что теперь долго не отмыться. Звание задержали, с начальника штаба батальона до ротного понизили…
— Что ж так сурово?
— Я сам, дурак, перестарался: впопыхах не заметил, как этому деятелю руку сломал… — десантник хмыкнул, пожал плечами и продемонстрировал улыбающемуся земляку свои ладони. Повертел ими и так и эдак. Вздохнул. — Какие-то хлипкие пошли у нас правозащитники…

Книга «Цхинвали в огне»


Послесловие от Николая Старикова.
Страна должна знать своих «героев». Если не в лицо, то хотя бы по фамилии. Если судить по информации официального сайта организации «Мемориал», «за нашу свободу» в то время в столице Южной Осетии боролись: Дмитрий Леонов, Александр Соколов, Александр Черкасов. Где они теперь? Спокойна ли их совесть?»


Tags: Николай Стариков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments