March 17th, 2021

Командор

Возвращение к хамству



Весна. Лучшие люди страны возвращаются в Россию. Сначала вернулась Максакова, теперь Серебряков. И даже русская национальная идея ему не помеха. Его просто неправильно поняли.

Актер Алексей Серебряков вернулся в Россию из Канады, пишет издание Super.ru.
"Я живу сейчас в России. Я и не уезжал, собственно говоря. Я вывез детей, чтобы поучить", — сообщил артист.
Он не уточнил, почему вернулся на родину. При этом он посчитал "нелепым" сравнивать, в какой стране лучше жить.
Серебряков в интервью Юрию Дудю в 2018 году сделал скандальное заявление о том, что национальная идея России заключается в "силе, наглости и хамстве". Многие коллеги артиста выступили с критикой его заявления. Режиссер Владимир Бортко назвал поведение Серебрякова "нелогичным и подловатым". Режиссер Андрей Кончаловский, в свою очередь, отметил, что позиция актера вызывает у него только сочувствие.


https://ria.ru/20210316/serebryakov-1601540478.html - цинк

А тут еще и выставка Васильевой на подходе.
Богатеет страна деятелями культуры и никак от них не избавиться..
Главное потом сделать как можно более круглые глаза во время очередного заявления про проблемы в культуре и образовании.

Политологический словарь английского языка – правильное толкование слов и выражений

Классный пост Сергея Васильева на Афтершоке:
Для того, чтобы вести дискуссию, надо понимать, о чем говорят оппоненты. Именно этого понимания не хватает гражданам России при попытках буквального перевода на русский язык того, что говорят «наши западные партнеры».

Все знают, что на английском языке пишется совсем не так, как слышится. Одни и те же слова, сказанные в разное время в разном месте, могут иметь диаметрально разное значение. Знают это переводчики, знают политологи, но постоянно делают ошибки контекстного перевода, из-за чего возникает системное непонимание.

Срочно надо принимать меры по восстановлению адекватного восприятия слов «наших западных партнеров», без чего кажутся нелогичными их дела, хотя как раз наоборот – всё там абсолютно логично и понятно – просто переводить надо правильно:

Весь цивилизованный мир – все колонии США

Общемировые цивилизационные ценности – условия вассалитета под суверенитетом США

Демократия – власть англосаксов над демосом

У нас демократия – у нас вся власть принадлежит англосаксам

У вас нет демократии – у вас есть что-то, что англосаксы считают своим

У вас тоталитаризм - у вас есть что-то, что англосаксы считают своим и вы не хотите им это отдавать

➢ Вы нарушаете права человека – вы нарушаете права англосаксов отобрать у вас то, что им понравилось…

Мы боремся за права человека – мы боремся за права англосаксов убивать тех, кто не хочет им что-то отдать

У нас свобода слова – у нас можно говорить только то, что одобрено в Госдепе США

У вас нет свободы слова – вы слишком много позволяете себе того, что не одобряет Госдеп США.

Россия угрожает всему цивилизованному сообществу – Россия почему-то не хочет быть колонией США

Весь цивилизованный мир против России – все колонии США против России

Наши действия не направлены против России – именно против России направлены все наши действия

Мы поддерживаем борьбу за права человека в России – мы поддерживаем уничтожение русских всеми доступными способами

Мы озабочены правами человека в России – мы озабочены, что уничтожение русских идёт недостаточными темпами

Данный политологический словарь очень неполный, его можно и нужно расширять, что я и предлагаю делать всем заинтересованным комментаторам - вплоть до полного понимания смысла сказанного "нашими западными партнерами", за которыми обычно следуют их действия. Эти действия завтра не должны стать для нас сюрпризом, поэтому надо прилагать все силы для устранения трудностей правильного перевода сегодня. Продолжение обязательно должно следовать.

Все чистая правда.
Последние высказывания настолько великолепны, что я их выделил жирным целиком.

Как латиноамериканские страны начали свой печальный путь

Провозгласив независимость, они не смогли создать единое государство и подсели на британскую кредитную иглу.

Тут недавно вопрос в фейсбуке задали - нет, понятно, что все эти греческие, аргентинские, чилийские революционеры были босяками, и деньги им были нужны на любых условиях. Ну по типу как бомж идет в БыстроДеньги. А вот какая выгодна для англичан в выдаче таких займов?
Давайте поясним.
Понимаете ли, что сделали Южноамериканские революции? Они разорили Испанскую Америку то есть сократили количество платежеспособного населения.
Так, согласно американскому экономисту Джону Кроусфорду в Испанский Америке платежеспособным признавалось (да, во многом за счет испанского кредита, но тем не менее) 16% населения. А вот в уже Латинской Америке только 2% населения присваивали себе 72% национального дохода. Для сравнения – в Британии того же периода 5% населения присваивали себе 48% общенационального дохода.
В результате получилось следующее. Как пишет британский экономист и социолог Джон Линч: «в конечном итоге перспективы развития народного хозяйства в Латинской Америке были побеждены социальной структурой внутри новых государств. Общество бывших испанских колоний поляризировалось на два класса – это привилегированное меньшинство, монополизировавшее землю и доходы, и масса крестьян и рабочих, становившихся все беднее и беднее. Многие латифундисты рассматривали свою собственность и доход не как экономические, а как социальные инвестиции, и их главной экономической активностью было потребление иностранных товаров и вывоз капитала заграницу. А без аграрной реформы не было никаких перспектив поднять уровень жизни основной массы населения, и запустить промышленное развитие. Крестьяне, живущие ниже прожиточного минимума, не могли быть потребителями промтоваров, городские же рабочие влачили жалкое существование, и также не могли себе позволить что-нибудь из ширпотреба. В этом состоянии просто не было массового рынка сбыта для отечественной промышленности».
В результате местную промышленность заменила поставка иностранных, чаще всего британских товаров. Вот как рос экспорт из Британии в Латинскую Америку по годам:
1805 год – 7.7 миллионов фунтов стерлингов.
1806 год -10.8 миллионов фунтов.
1808 год – 16,5 миллионов фунтов.
1809 год – 18 миллионов фунтов.
То есть всего за три года экспорт британских товаров в страны Латинской Америки возрос более чем в два раза.
Но вернемся в колонии и их общественную структуру. Как мы с вами уже говорили, 2% населения составляли супер-богатую элиту. Еще примерно 7% населения можно было отнести к среднему классу. Вот это и была емкость внутреннего рынка – 9% населения. Понятно, что их вполне удовлетворяли импортные товары, а у всех остальных потребность в промтоварах отсутствовала как класс. Грубо говоря, 90% населения Латинской Америки жило за пределами не только внутреннего, но и вообще любого рынка.
А можно ли было эту ситуацию изменить? Ответ будет одновременно и положительным, и отрицательным. Первое, что приходит на ум – «раскулачить» элиту, но, как правило, самое простое решение – не всегда самое правильное. Вот направить суперприбыли на развитие собственных производств, на образование населения, на создание хотя бы малого, примитивного спроса на те же изделия легкой промышленности среди широких масс – это вполне достойная задача. Но для этого, прежде всего, следовало остановить отток капитала, который в виде избытка складировался сначала в Испании, а потом в банках Британии и США и предотвратить сращивание элиты с зарубежными финансовыми организациями.
Для этого, если не брать революционные и внеэкономические меры, нужно было создать внутренний рынок инвестиций, который был бы привлекателен для «владельцев заводов-газет-пароходов», а в странах Латинской Америки существовал дефицит платежеспособного спроса. Грубо говоря, 90% населения тратило свои деньги на еду, примитивную дешевую одежду и… всё. Далее у них деньги заканчивались. Таким образом, создание этого самого платежеспособного населения должно было быть делом государства, но для этого нужны средства, поступающие либо в виде налогов, либо в виде инвестиций/кредитов.
Большинство государств Испанской Америки выбрали иностранные кредиты под бешенные проценты, поскольку эффективная налогооблагаемая база была только среди 9% населения. И к 1840-му году все страны Латинской Америки кроме Бразилии были беднее, чем в позднеколониальный период, то есть реформы просто провалились.
Ну а Англия давала денег по одной простой причине - у этих 9% населения было мало средств, чтобы покупать английские товары. Поэтому им давали денег взаймы, чтобы они покупали их больше, и вообще часть денег выдавали товарами. То есть для Англии кредиты молодым демократиям были сродни инвестиции в свою экономику, только с множеством не менее приятных бонусов, типа убивания чужой промышленности, приобретения рынка сбыта и т.д.