July 18th, 2018

«Надо менять правительство, а вовсе не пенсионный возраст»

Выступление депутата Артёма Прокофьева на заседании комитета по социальной политике Госсовета Республики Татарстан:



Светлана Михайловна, Президиум, коллеги, приглашённые. Ну, первое, с чего я хотел начать, я считаю, что сейчас и в таком формате, конечно, это неуместно рассматривать такой серьёзный вопрос. Вот не случайно народное творчество, оно всегда точно подмечает, да. У нас появился анекдот. Дедушка без пенсии, у него спрашивает внук:

— А что ты делал, когда этот закон принимался?
— Я вышел на улицу и кричал.
— Что кричал?
— Го-ол!

Вот понимаете, мы сейчас второпях рассматриваем суперсерьёзный вопрос, который затрагивает планы на жизнь каждого человека без исключения. И это надо обсуждать, более того, не только осенью хотя бы, когда все будут действительно серьёзно этим заниматься, но и в формате, я считаю, референдума, чтобы каждый человек свою позицию здесь обозначил.

Второе. Вот вы говорите про ведущих экономистов, которые что-то нам там говорят, что надо повышать. Эти ведущие экономисты довели нашу страну до такого состояния, извините меня, что надо менять этих ведущих экономистов, надо менять правительство, а вовсе не пенсионный возраст. Почему-то у нас с Запада постоянно предлагают... Что у нас с Запада берут? Это штрафы, это цены, и теперь пенсионный возраст. А где зарплаты? Где такой размер пенсий с Запада? Где такая экономика и социальная защита, которая у них есть? Этого ничего нет!

Аргументы, которые приводятся в поддержку этого законопроекта, они позорно слабые, по-другому я их назвать не могу. Ну, первое, что у нас выросла продолжительность жизни, на два года, да? Ну, смотрите, в Советском Союзе, вы сами приводили цифры здесь, с тридцатых годов, когда эта планка была установлена, в Советском Союзе продолжительность жизни выросла на тридцать лет. На тридцать лет! Но никто не сказал, что надо повысить пенсионный возраст. А здесь на два года, а повышать, под советское правительство, его достижения, и то под вопросом... Повышать хотят на пять и восемь лет. То есть, это самый людоедский вариант, который вообще обсуждался, пенсионной реформы.
Collapse )

Как режим "борется" с ценами на бензин?

Как действуют рыночные механизмы? Чем выгоднее вывозить нефть за рубеж, тем меньше ее остается внутри страны. А тем меньше нефти внутри страны - тем дороже производные из нее: соляра, бензин и прочее. Чтобы нефть было не выгодно вывозить, в нормальной стране вводятся и повышаются вывозные пошлины.

Но РФ сложно назвать нормальной страной, так как в ней, несмотря на огромные объемы добычи и переработки нефти, все время растет цена на бензин. Так она растет за последнее время:
Collapse )

Найдите 10 отличий от укропитеков

В Калинине (Тверь), сбросив с постамента памятник Ленину на одноимённой площади, захватчики водрузили на его место наспех сделанную свастику. На самой же площади разбили кладбище для погибших солдат и офицеров вермахта. Считается, что здесь хоронили наиболее отличившихся из них. Удивительна тяга немцев к украшению своих погребений: пальмы, выставленные в кадках прямо в снег, наверняка сразу погибли. Впрочем, кладбище оккупантов просуществует ненамного дольше.

В отличие от своих идейных предшественников, каклопитеки украшением могил издохших карателей не особо заморачиваются, зачастую бросая их останки вообще без погребения. Впрочем, конец все равно один, хе-хе

О европейских нравах на примере варфоломеевской ночи

В этот момент к Гизу прискакал гонец от короля: Король Карл, ужаснувшись замыслу, писал, что надо срочно все отменить. Но Генрих, вытирая окровавленную шпагу, сказал посланцу: «Передай, что уже слишком поздно». Отрезанную голову адмирала водрузили на пику и повезли с собой, перед этим отрезав мертвому Колиньи половые органы, и бросив детям – играться.

Проблема оказалась в том, что убийство гугенотской верхушки и 30–40 человек приверженцев клана Колиньи-Шатильонов жители Парижа, да и всей Франции восприняли как сигнал к расправе над гугенотами вообще. В результате в стране творилось примерно следующее:

«Маленькую девочку окунули совершенно нагую в кровь зарезанных отца и матери с жуткими угрозами, что если она когда‑нибудь станет гугеноткой, с ней поступят так же».

Филипп Кавриано, медик на службе у Екатерины Медичи, свидетельсвует:

«Были обобраны дома гугенотов числом около четырех сотен, не считая наемных комнат и гостиниц. Пятнадцать сотен лиц было убито в один день и столько же в два последующих дня. Только и можно было встретить, что людей, которые бежали, и других, которые преследовали их, вопя: «Бей их, бей!» Были такие мужчины и женщины, которые, когда от них, приставив нож к горлу, требовали отречься ради спасения жизни, упорствовали, теряя, таким образом, душу вместе с жизнью. Ни пол, ни возраст не вызывали сострадания. То действительно была бойня. Улицы оказались завалены трупами, нагими и истерзанными, трупы плыли и по реке».

Collapse )

Результат религиозной резни: общее количество убитых в Париже — 2000–3000 человек, в провинциях — еще 7000.