November 11th, 2012

Тридцать лет назад

Историк pyhalov пишет:
В ноябре 1982 года, через несколько дней после смерти Брежнева я разговаривал со своим приятелем, бывшим одноклассником. Естественно, речь зашла и о том, что теперь ожидает нашу страну.

— Станет лучше, — уверенно заявил приятель. — Потому что хуже быть уже не может.

Ну ладно, нам, 17-летним мальчишкам-первокурсникам такая глупость ещё была простительна. В конце концов, мы ведь не сами это придумали. Миллионы взрослых дядек с высшим образованием, сидя на кухнях, вели умные речи о том, как всё вокруг плохо и что любые изменения могут быть только к лучшему.

Не прошло и десяти лет, как сама жизнь жестоко наказала непуганых идиотов.

Конечно, Брежнев не войдёт в когорту великих правителей России, таких, как Сталин или Пётр I. Также верно и то, что «государство, засыпающее на цветах, пробуждается обыкновенно бурями». Но лучше воздержаться от перемен, чем затеять «судьбоносную перестройку» и тем самым разрушить собственную страну.


А я добавлю: вот до чего доводит бесконтрольность властей в государстве советского типа. Т.е. во время брежневского правления номенклатура уже освободилась от контроля со стороны народа, а личного шкурного интереса работать на государство у нее не было, номенклатурные работники были предназначены для обслуживания, они так и назывались "служащие". И тогда после вымирания старой гвардии они нашли нового хозяина в лице элиты англосаксонского мира, у которой шкурный интерес в сохранении своего господства как раз был (и есть). Как правильно писал Авантюрист применительно к элите США, для них и гибель 50 миллионов собственного населения не будет критичной, они и на это пойдут, чтобы сохранить свои материальные преференции.
А у советской номенклатуры особых преференций в сравнении с основной массой населения не было, зато она их могла приобрести в случае смены социально-экономических отношений. Так что, как говорится, "встретились два одиночества".